Судебная система Челябинской области

Обновления на сайте

26.09.2017
Обобщения областного суда

25.09.2017
Интервью с И.А. Чаус на сайте «Правосознание»

05.09.2017
Суды области

05.09.2017
Районные суды

30.08.2017
Конкурс для замещения вакантных должностей на 27.10.2017

28.08.2017
Порядок рассмотрения обращений (запросов)

Полезные ссылки

 
     
   

Обвинительный уклон
Председатель областного суда предлагает пересмотреть понятия "правонарушение" и "преступление"

 
   
Размещено 15.08.2008
 

Российская Газета - Южный Урал
"Российская газета" - Южный Урал №4730 от 15 августа 2008 г. Михаил Пинкус.

Федор Вяткин считает, что нужно воздерживаться от вынесения суровых приговоров за такие преступления, как кража курицы с прилавка. Фото: Вадим Ахметов
Федор Вяткин считает, что нужно воздерживаться от вынесения суровых приговоров за такие преступления, как кража курицы с прилавка. Фото: Вадим Ахметов

Глава судейского сообщества Федор Вяткин человек непубличный и обычно воздерживается от официальных заявлений. На деловом завтраке в "Российской газете" судья с 30-летним стажем посетовал на суровость ряда действующих законов, рассказал о собственном взгляде на правосудие и на свое место в региональных рейтингах влияния.

"Именем Российской Федерации"

Российская газета: Федор Михайлович, люди боятся идти в суд. Как сделать судопроизводство простым и понятным для обычного человека?

Федор Вяткин: Бытует мнение, что суды - это некая закрытая каста. С моей точки зрения, это одна из самых открытых систем в государстве. Любой человек с улицы может прийти и присутствовать на процессе. Больше ни в одной государственной структуре вы такого не встретите. А недоверие зачастую возникает от низкого уровня правовой грамотности населения. Поэтому и считается, что обычному человеку защиты в суде не найти.

Конечно, суду нужно становиться понятнее и авторитетнее. Со своей стороны мы делаем все, чтобы судебная информация была доступнее. Государству, думаю, необходимо обеспечить защиту малоимущих граждан не только по уголовным, но и по гражданским делам - предоставлять государственных защитников.

С другой стороны, нужно, чтобы государство продолжало менять свое отношение к судебной системе. Посмотрите, в каких стесненных условиях трудятся многие мировые судьи, рассматривающие сегодня 70 процентов всех дел. От того, какую обстановку видит человек, приходящий в суд, тоже зависит его настрой. В том числе и уважение к судебному решению.

К сожалению, сегодня проигравшая сторона автоматически воспринимает решение, как незаконное: не по-моему, значит, неправильно. Я был в судах Германии, Франции, Соединенных Штатов. Отношение к судебным решениям там абсолютно иное - как к любому государственному нормативному акту, обязательному к исполнению. У нас чаще пишут жалобы в Европейский суд. Я уважаю этот суд, но считаю: нужно стремиться, чтобы рассмотрение любого судебного спора заканчивалось на территории нашей страны. Это очень важно! Ведь мы выносим решение "именем Российской Федерации"!

РГ: В чем, на Ваш взгляд, причины неуважения к суду?

Вяткин: Я думаю, что главная проблема в правовом нигилизме. Еще 10-15 лет назад основная масса споров решалась в парткоме, профсоюзе, возле дома на лавочке. Сегодня люди начинают привыкать к тому, что есть суд. И это заметно. Если пять лет назад у нас в области слушалось не более 150-200 тысяч дел в год, то сегодня - до полумиллиона. Нагрузка несоизмеримо возросла.

Если посчитать, что в каждом деле участвует как минимум две стороны - истец и ответчик, обвиняемый и потерпевший, - то можно утверждать, что в сферу судебной деятельности вовлечен каждый третий-четвертый житель области.

Предвидя, что так будет, мы в областном суде еще в 2000 году открыли для посетителей приемную - информационно-справочное бюро, о необходимости которого в каждом суде позже заявила федеральная целевая программа "Развитие судебной системы" на 2008-2011 годы. Такая приемная работает по известному сегодня принципу "одного окна". Человек подает туда исковые заявления, узнает время и место слушаний, может получить ответы на вопросы, информацию о движении его дела, результатах рассмотрения, не блуждая по кабинетам. Может самостоятельно изучить нужный ему судебный документ с помощью информационного киоска, установленного рядом с приемной, распечатать копию. В этом плане мы опережаем программу лет на восемь.

Недавно приемная расширилась с двух до четырех окон, не то в горячие часы уже стали появляться очереди. Для получения сведений о делах, слушающихся в закрытых заседаниях, например, об усыновлении, создано отдельное окно, частично изолированное от остального помещения.

РГ: Откуда вообще возникла идея приемной в суде?

Вяткин: Мы думали о разделении судебного здания на две зоны доступа - публичную и служебную. Свободный доступ посетителей в рабочие кабинеты судей требовалось исключить. Это гарантия беспристрастности. Судья видится с участниками процесса только в зале заседаний, в кабинете он изучает дело, а кто-то в это время может пытаться воздействовать на него. С 2000 года канцелярии и кабинеты судей находятся в служебной зоне. А для всех открыта та часть здания, в которой находятся залы заседаний. Здесь же, разумеется, организовали и приемную, чтобы обеспечить полную информационную открытость.

РГ: Федор Михайлович, а к Вам лично рядовой гражданин может попасть на прием?

Вяткин: Раньше личный прием был. Но не по любым вопросам. По тем, что касались дел, поступающих в надзорную инстанцию. Сегодня в нем нет необходимости. По закону, я не вправе вмешиваться в судопроизводство. И это правильно. За 20 лет работы в областном суде я столько всего навидался на личных приемах. Люди ожидают от моего участия кардинальных перемен в их деле. То уповают как на "батюшку царя", то пытаются скомпрометировать. Был у нас один "профессиональный жалобщик" - выходя из кабинета, где велся прием, он обязательно падал на пол и начинал кричать. Поэтому ни я, ни мои заместители не вели приемы в одиночку, без участия помощников, более того, они записывались на видео, чтобы исключить возможность провокаций и угроз со стороны участников процесса. Ведь и такое бывало. Сейчас это исключено.

На сайте областного суда www.chel-oblsud.ru мы открыли раздел "Вопросы председателю". Туда может написать любой гражданин. Все обращения рассматриваются и анализируются, публикуются ответы. Но суд не вправе давать советы и консультации по существу дела, чтобы не нарушать принцип равноправия сторон.

РГ: Вы сами отвечаете на обращения? Или это делают ваши помощники? Много ли жалоб поступает на судей?

Вяткин: Пока больше вопросов - просьб разъяснить то или иное положение закона. Но был, к примеру, такой вопрос: почему на здании суда Фемида без повязки на глазах. Разъяснения помощникам, как отвечать на вопросы, даю лично. Ответы выходят за моей подписью. Иногда даю задания заместителям.

Кадры решают

РГ: Сергей Савельев из Челябинска интересуется, есть ли в судах кадровый дефицит?

Вяткин: Да. Он ощущается. Нет сегодня того резерва, из которого по конкурсу можно было бы выбрать лучших из лучших. В Челябинске, если мне не изменяет память, 24 юридических факультета. Но некоторые кандидаты в судьи сдают экзамен по несколько раз. Посмотришь на такого соискателя судейской мантии и понимаешь, что от него пострадают люди.

Кроме того, многие не проходят проверку. При назначении на должность судьи кандидаты проходят "горнило", которое не проходит ни один государственный служащий. Кандидатов и их близких проверяют по линии всех правоохранительных органов. Наверное, кандидату в судьи лучше быть "сиротой"! Препятствием для назначения на должность судьи может стать привлечение к административной (!) ответственности любого из близких родственников или проживание родственников за границей. Свободные вакансии в районных судах и даже у нас, в областном, есть, и мы очень медленно их заполняем.

РГ: А судьи кто? Бытует мнение, что если судьей стал бывший адвокат, то это будет один судья, а если бывший прокурор - то совсем другой…

Вяткин: Давайте попробуем разобраться. Может ли прокурор иметь свое мнение, поддерживая гособвинение в судебном процессе? Нет! Он выполняет указание своего руководства. В системе правоохранительных органов работает принцип единоначалия. В судебной власти все иначе. Судья независим и принимает решение самостоятельно.

Или возьмем следователя. Не секрет, что у представителей этой профессии с годами формируется "обвинительный уклон". Их работа - искать доказательства вины. Или адвокаты. У них своя психология. Они должны защитить клиента любыми, подчеркиваю, любыми способами. Сможет такой человек вершить правосудие, перешагнуть через свои профессиональные привычки?

Мы берем в суд представителей всех вышеперечисленных профессий, но… с небольшим стажем работы.

Казнить нельзя

РГ: На одной из последних конференций судей Вы предостерегали их от вынесения суровых приговоров за такие преступления, как кража курицы с прилавка. Какие преступления Вы бы наказывали жестко и к каким относились снисходительнее?

Вяткин: Недавно областной суд отменил приговор по такому делу: девочка родила ребенка от мальчика, который сам недавно достиг совершеннолетия, и мальчика за это приговорили к лишению свободы. На мой взгляд, суд не должен столь грубо вмешиваться в подобные дела.

А вообще все зависит от обстоятельств дела и объема обвинения. Если преступление незначительно, то и наказание должно быть соответствующим.

На мой взгляд, государству пора пересмотреть свое отношение к таким понятиям, как "преступление" и "правонарушение". Сегодня часть дел, относимых к преступлениям, можно было бы перевести в разряд правонарушений. Госдума уже пошла по этому пути и приняла решение считать кражу преступлением, если похищено имущество на сумму свыше 1000 рублей. Раньше под уголовную статью подпадал ущерб в размере 250 рублей. И ведь приговаривали к реальному лишению свободы. Это абсолютно неправильно! Так мы придем к тому, что в стране каждый второй окажется судимым.

РГ: Читательница Мария Дубровская интересуется, почему водителей, в алкогольном опьянении сбивающих пешеходов, не сажают за решетку? Как правило, наказывают условно.

Вяткин: Говорить, что в судах сложилась такая практика, абсолютно неверно. В каждом случае все зависит от обстоятельств, от ситуации, в которых судье предстоит досконально разобраться, от личности подсудимого и мнения потерпевшего или его представителей. Не забывайте, что неосторожные деяния, совершенные в результате нарушения правил дорожного движения, не относятся к категории тяжких преступлений, а это значит, что, по закону, между подсудимым и потерпевшей стороной может быть заключено и мировое соглашение.

Строка уважения

РГ: Федор Михайлович, а как Вы относитесь к рейтингам влияния? Отслеживаете, какое место в них занимаете? Считаете ли себя влиятельным человеком?

Вяткин: Я всегда удивляюсь, откуда берутся эти рейтинги. Я никогда не посещаю каких-то корпоративных мероприятий. Ведь на них кто-то зачастую пытается решить свои личные вопросы, в том числе и по судебным делам. Я не бываю на совещаниях у губернатора или заседаниях ЗСО. Никогда не делаю громких разоблачительных заявлений.

Ряд судебных решений, которые были вынесены судами области, заставляет наших чиновников вздрагивать. Вероятно, мое положение в рейтингах основано на этом. В любом случае у судебной власти должен быть авторитет. А какое место у меня лично - пятое или двадцать пятое - это не имеет значения. Судьи вне политики.

Скоро начинается кампания по выборам мэра Челябинска, опять возникает вопрос, на чьей стороне областной суд: на стороне нынешнего мэра или на стороне оппозиции? - Мы на стороне закона! От выборов к выборам совершенствуются методы, которыми некоторые политики через СМИ пытаются воздействовать на суд. Стали публиковать мнения каких-то "авторитетных", но при этом анонимных экспертов, "нужная" информация "вплетается" в большие аналитические материалы, пишутся открытые письма… Но для того государство и создало такие условия для работы судьи, чтобы ему было что терять, займись он незаконными делами, попытайся заработать что-то сверх зарплаты.

Я прошел жесткую проверку в прошлом году при переназначении на должность. И поверьте, если бы появились подозрения в моей честности, я не остался бы на посту председателя.

РГ: Ваш сын Дмитрий - депутат Государственной думы. Вы с ним часто спорите?

Вяткин: У меня дома пять юристов: я, два сына (оба - кандидаты наук, сын Михаил работает юрисконсультом) и две снохи. Естественно, мы обсуждаем и проекты законов, и принятые нормативные акты, и правоприменительную практику. За исключением одного… Мы не обсуждаем конкретных судебных дел и решений. Есть очень жесткое семейное вето. Никто из моих близких не обращается в суды, чтобы решить какие-то проблемы, не является представителем чьих-то интересов. Более того, к ним с такими просьбами не обращается никто из их друзей и знакомых. И мне это приятно. Это абсолютно правильная позиция.

С Дмитрием, конечно же, спорю. И стараюсь убедить. У меня ведь больше правоприменительной практики, жизненного опыта, и я ему стараюсь это передать. К примеру, рассказать о несоответствии того или иного закона сегодняшним правоотношениям я просто обязан.

Михаил Пинкус, Челябинск

   
на главную Поиск Карта сайта Написать письмо

Канал на YouTube

Приёмная суда
(все вопросы по работе суда, в том числе канцелярий, архива) телефоны многоканальные:
(351) 239-26-20, 239-28-24

Как через сайт узнать о состоянии вашего дела

Режим работы суда
пн.-чт. 9.00 — 18.00
пт. 9.00 — 16.45
обед 13.00 — 13.45
приёмная работает без обеда, с 8.30
(в среду с 9.00)

Почтовый адрес суда ул. Труда, 34
г. Челябинск, 454006

Проезд до остановок
«Областной суд»,
«Площадь павших революционеров»,
«Центральный рынок» посмотреть схему проезда

Ваши электронные помощники в здании суда

Непроцессуальные обращения в суд

Посетителям сайта предлагается направлять предложения по его совершенствованию